Фото: REUTERS/Dmitry Petrochenko

Крушение 25 декабря самолета Ту-154 Минобороны над Черным морем унесло жизни 92 человек. Погибли начальник управления культуры Минобороны Антон Губанков и практически весь состав легендарного хора, входящего в ансамбль имени Александрова, вместе с руководителем коллектива Валерием Халиловым, одна из самых известных в стране благотворителей Доктор Лиза — Елизавета Глинка, наши коллеги с «Первого канала», НТВ и «Звезды». Самолет, направлявшийся в сирийскую Латакию, вылетел в 5.25 из аэропорта Адлера, и через несколько минут — в 5.27 — связь с ним прервалась. Президент Владимир Путин объявил 26 декабря днем общенационального траура. Следствие рассматривает несколько версий катастрофы — в том числе теракт и плохое качество топлива, которым могли дозаправить самолет в Адлере.

Это была предновогодняя поездка в Сирию. Хор ансамбля имени Александрова должен был выступить перед российскими военнослужащими на базе Хмеймим. Судьба распорядилась иначе. 64 артиста ансамбля имени Александрова (как сообщает Минобороны РФ) и художественный руководитель ансамбля, известнейший дирижер генерал-лейтенант Валерий Халилов, погибли.

Лететь должен был и ведущий солист ансамбля Вадим Ананьев, которого за границей называют Мистер Калинка. Но у артиста родился третий ребенок, и он не поехал в эту командировку.

— Я в таком состоянии, как будто меня стукнули по голове, более здравые мысли придут со временем. Первое — это шок. Я не поверил, до сих пор не верю. Мне кажется, что это нелепость… Говорят, я родился в рубашке. Наверное, не знаю, — сказал Вадим Ананьев в эфире телеканала RT.

Доктор Лиза, руководитель международной благотворительной организации «Справедливая помощь» Елизавета Глинка, везла в Сирию медикаменты для раненых. 8 декабря 2016 года Владимир Путин подписал указ о присуждении Елизавете Глинке Государственной премии за выдающиеся достижения в области правозащитной деятельности.

Во время награждения Доктор Лиза произнесла горькую и, как оказалось, пророческую фразу: «Завтра я лечу в Донецк, оттуда — в Сирию, так же как и десятки других добровольцев, которые занимаются гуманитарной деятельностью. Мы никогда не уверены в том, что вернемся назад живыми. Потому что война — это ад на земле. И я знаю, о чем я говорю».

Хроника трагедии 

Связь с лайнером прервалась через две минуты после начала полета, когда самолет находился в 5 км от берега Черного моря. Фрагменты корпуса были обнаружены в 1,5 км от Сочи на глубине 50–70 м. Большой радиус разлета обломков и отсутствие сигнала о бедствии от экипажа перед катастрофой позволили некоторым экспертам выдвинуть версию о взрыве на борту.

К вечеру воскресенья были обнаружены тела одиннадцати погибших.

Как рассказал официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков, район поиска разбит на секторы и распределен между задействованными силами. Поиск идет в круглосуточном режиме. А чтобы подсветить в ночи береговую линию, работали прожекторные установки и спецтехника. В поисках задействованы 27 военных кораблей и гражданских судов, 37 водолазов, четыре вертолета, БПЛА и телеуправляемые глубоководные аппараты.

Планировалось, что в район авиакатастрофы с других флотов дополнительно будет доставлено более 100 водолазов-глубоководников со специальным оборудованием. Всего в поисково-спасательных мероприятиях принимает участие более 3 тыс. человек.

Минздрав России распорядился разместить в аэропорту Сочи две бригады скорой медицинской помощи, трех психологов и сформировать 48 бригад скорой медицинской помощи, сообщил в воскресенье директор департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава РФ Олег Салагай. Он также рассказал, что сформированы бригады из десяти врачей — судебно-медицинских экспертов и 15 бригад медицинских психологов (из 30 человек).

Министр транспорта Максим Соколов, возглавивший правительственную комиссию по расследованию авиакатастрофы, заявил, что «все основные мероприятия и вся организация работы с родственниками будет проходить в Москве, в Министерстве обороны, куда будут доставлены тела погибших». Он также сообщил, что все генетические экспертизы будут проводиться в лабораториях Минобороны.

​​​​​​​Расследование катастрофы

Как рассказала в воскресенье «Известиям» и.о. руководителя управления информации Следственного комитета России Светлана Петренко, по поручению председателя СКР Александра Бастрыкина уголовное дело по факту крушения самолета Ту-154 в Краснодарском крае передано в центральный аппарат СК России для проведения наиболее полного и объективного расследования. Дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ст. 351 УК РФ («Нарушение правил полетов, повлекшее тяжкие последствия»).

— Кроме того, по поручению Александра Бастрыкина к месту крушения самолета выдвинулась группа следователей и криминалистов центрального аппарата СКР, которые имеют большой опыт расследования авиационных происшествий, — уточнила Светлана Петренко.

Дело было возбуждено военным следственным отделом СК РФ по сочинскому гарнизону. Для расследования авиакатастрофы сразу же была создана оперативно-следственная группа, в состав которой вошли следователи военного следственного отдела СКР по сочинскому гарнизону, а также криминалисты военного следственного управления СКР по Южному военному округу.

Чтобы установить все обстоятельства трагедии, следователи изъяли предполетную документацию, допрашивают всех, кто руководил полетом, и технический персонал, готовивший борт к вылету и проводивший его дозаправку.

Как уточнила Светлана Петренко, глава СКР распорядился создать группу из сотрудников центрального аппарата ведомства, как только стало известно о катастрофе. Сейчас сводная группа следователей и криминалистов из Москвы, Краснодарского края и сочинского гарнизона работает на месте.

В воскресенье вечером председатель СКР Александр Бастрыкин провел оперативное совещание в Сочи. Как сообщила Светлана Петренко, открывая заседание, Александр Бастрыкин попросил представителей Министерства обороны России передать слова соболезнования родным, близким и коллегам погибших на боевом посту товарищей.

— Невосполнимой утратой для страны стала и гибель Елизаветы Глинки, с которой у Следственного комитета сложились тесные и добрые отношения. Именно благодаря Доктору Лизе были спасены десятки детей Донбасса, в судьбе которых принимает участие и СК России. В память о героическом Докторе Следственный комитет продолжит начатую с Елизаветой Глинкой совместную работу по предупреждению травмирования и гибели детей в зонах боевых действий, — сообщила Светлана Петренко. — Также слова соболезнования председатель СК России высказал в адрес родных и коллег погибших журналистов, один из которых, Михаил Лужецкий, был и нашим коллегой, работал ранее следователем. Погибшие журналисты были профессионалами своего дела и патриотами своей страны.

Ход расследования уголовного дела находится на личном контроле председателя Следственного комитета.

​​​​​​​Версии: неисправность, теракт, топливо

Следствие рассматривает две основные версии — техническую неисправность и ошибку экипажа. Самолет взлетел, затем набор высоты прекратился, и начался разворот со снижением. В процессе разворота или после него самолет мог врезаться в воду. Это возможно при потере тяги (возможно, были проблемы с двигателем) и полном или частичном отказе управления. А времени на исправление ошибки в этом случае просто не хватает.

Не отбрасывают пока и версию теракта, поскольку пилоты ничего не успели передать на землю. Шла вторая минута полета. Самолет пропал с радаров во время разворота над морем. А разлет обломков довольно велик — 1,5–8 км от берега. Такое обычно бывает, когда самолет разваливается в воздухе, как это произошло с аэробусом А321 над Синаем в октябре 2015 года. Впрочем, пока что на найденных телах следов взрывчатки не обнаружено. А обломки могло отнести течением, поскольку с момента катастрофы до обнаружения прошло почти четыре часа.

Однако «Известия» выяснили, что следствие рассматривает еще одну версию катастрофы. Кроме проверки документации и опроса должностных лиц следователи СКР провели в воскресенье заборы авиационного керосина, которым дозаправили самолет в аэропорту Адлер.

Как сообщил «Известиям» источник, близкий к следствию, не исключена версия, что именно плохое качество топлива могло стать причиной катастрофы. Эту рабочую версию может подтвердить или опровергнуть экспертиза.

— Три двигателя одновременно отказать не могут, — заявил «Известиям» заслуженный летчик-испытатель, Герой России, полковник Игорь Маликов. — Это возможно, только если топливо некондиционное. Но так как это международный аэропорт с серьезным контролем и после крушения из него вылетают самолеты, эта версия представляется маловероятной.

Игорь Маликов также предположил, что к катастрофе могла привести рассинхронизация при убирании закрылков: если из-за нарушения механизма закрылки переводятся из взлетного положения в полетное не одновременно, появляется сильный боковой крен, справиться с которым экипаж не всегда в состоянии. Летчик-испытатель не исключил также версии теракта. Особенно странным выглядит молчание экипажа перед крушением. Однако против этой версии говорит то, что самолет изначально должен был лететь в Моздок, а не в Сочи.

Летчик-испытатель, Герой России Магомед Толбоев в разговоре с «Известиями» выразил искреннее недоумение: «Я вообще не понимаю, как это могло случиться. Эта катастрофа необъяснима».

— Соболезную всем своим коллегам. Этот самолет я знаю. Он очень надежный, служил летающей лабораторией по программе ВКС «Буран». Мы на нем делали сотни полетов с выключенными двигателями. Это единственный самолет, который вошел в штопор и вышел из него, — сказал «Известиям» Магомед Толбоев. — Техническое обслуживание Министерство обороны проводит регулярно. Система безопасности на высочайшем уровне. Экипажи подготовлены как нигде. Что могло случиться? Это какая-то мистика. Мне кажется, это уже старые самолеты начинают мстить за то, что мы новые самолеты не создали в России.

По мнению летчика-испытателя, версии о технической неисправности и ошибке экипажа выглядят неправдоподобно.

— Какие могут быть технические причины? Птичка попала, где-то что-то замкнуло? Не может быть! Это же пассажирский самолет, не истребитель, где всё происходит очень быстро. Ничто не предвещало. А что случилось — это просто мистика, — считает Магомед Толбоев. — То же самое с недавней жесткой посадкой Ил-18 — это самолет, который не падал никогда. Не может упасть этот самолет, ну никак не может! Но упал.

 

0 Комментариев

Вы можете стать первым, кто прокомментировал эту новость!.

Оставьте комментарий